Опрос

Активных опросов пока нет. Можно посмотреть результаты предыдущих голосований.


Форум

17 февраля 2010

Хочу быть переменой...

Справка PM

Евгений Кульков

Директор по трейд-маркетингу сети книжных магазинов "Буквоед" (Санкт-Петербург)

Евгений Кульков - приморский журналист. Работал в команде Вадима Дымова в книжной сети «Республика» (Москва), в издательстве «Третья Смена». Позже возглавил издательство «Популярная литература», где стал соавтором нашумевшей книги «Маруся»



Интервью из архива

История начальника отдела торгового маркетинга книжной сети «Буквоед» Евгения Кулькова началась из Владивостока. Карьера – из редакции «Комсомольской правды». Сегодня Евгений строит крупнейшую в бывшем СССР книжную сеть…

Утро Евгения начинается с кофе, вприкуску с Lenta.Ru и книжкой. Или нет. Утро Евгения начинается с книжки, вприхлебку с кофе. Из последних прочитанных-перечитанных – «Над пропастью во ржи» Сэлинджера и «Семь навыков высокоэффективных людей» Кови.

PM Из Владивостока Вы уехали несколько лет назад (сколько, кстати), но это же не первая попытка завести роман со столицей? Что не получалось в предыдущий раз и что наконец сработало в этот?

 Роман? Роман у меня может быть только с женщиной. Города, страны, континенты и прочие точки на карте меня интересуют исключительно, как места приложения усилий… Хотя нет – вру. Есть город, который люблю по умолчанию – Владивосток. Но это, скорее, сродни любви к матери или близким родственникам.

На стыке двух тысячелетий, я написал в газете NEO, что мы – поколение людей, которое должно стереть границы в голове и на карте. И вседозволенность тут не причем: разум, амбиции и волю должны ограничивать слова, сказанные сотни лет назад Сиддхартхой Гаутамой и доведенные до ума другим славным парнем по имени Иисус. Я не могу обманывать своих читателей, поэтому последние десять лет усердно работаю над этим.

Владивосток, Москва, Берлин, Сингапур, Готэм-сити, море Спокойствие на Луне, – какая разница? Территория, если верить Льву Николаевичу Гумилеву, важна для формирования этноса. А для конкретного человека - это не более чем еще одна «контрольная точка» на пути к небесам…

Из Владивостока я уехал десять, вернее – девять с половиной лет назад, если быть точным. Потом возвращался на полтора года, чтобы определиться с выбором стратагемы для дальнейших шагов: иногда полезно остановиться, присесть на пенек и подумать… Все получалось, получается и будет получаться. Любой результат – не развилка, а всего лишь поворот.

PM Почему вдруг Питер, а не Москва?

 Извините, но отвечу вопросом на вопрос - а какая разница? Конечно, если оценивать города с точки зрения комфорта, то Златоглавая лучше Северной столицы. Но мой друг Серега Сим говорит, в Ванкувере еще лучше. И что – всю жизнь бегать за булкой, у которой корка порумяней? Скучно!

Питер – замечательный город, чем-то похожий на Владивосток. Ну, море по колено, ну чайки помельче, ну история побогаче. В остальном – такой же разный и проблемный. Города – они, как дети. Малыши пачкают пеленки, громко плачут после полуночи и регулярно требуют конфет, но это же не повод их бросать, верно? Потому что надо уметь ценить хорошее и нивелировать плохое.

Люди? Люди везде хорошие. Я еще не встречал на своем пути города, где не переводят старушек через дорогу, не уступают места женщинам в автобусах или не презирают подлость и лицемерие.

Конечно, при всей схожести, не бывает одинаковых городов, как и идентичных людей. Тут надо или игнорировать, или пытаться понять, простить и принять.

PM Вы – профессиональный журналист, но уже много лет работаете с книгами (в литературе). Откуда такое увлечение?

 Когда в 6 классе я признался своей любимой учительнице Галине Викторовне, что мечтаю, написать много хороших книг, она мне сказала: «Женя, для того, чтобы стать литератором, надо быть Членом Союза писателей. А для того, чтобы быть Членом Союза писателей, надо стать литератором»… Замкнутый круг? Нет – просто задачка, которую необходимо решить. Поэтому после окончания школы, я разумно рассудил, что самый короткий путь в литературу лежит от журналистики.  Так я и стал «мурзилкой».

За любовь к литературе я должен благодарить своих родителей, в первую очередь – маму Валентину Константиновну Кулькову, так как отец обеспечивал семью, а мама воспитывала детей.

Читать я начал в четыре года, с тех пор моя ежемесячная норма – две-три книги. Разумеется, рано или поздно количество обязательно перейдет в качество, и я напишу роман, о котором думаю последние двадцать лет. Фантастическая повесть «Маруся» - не в счет. Хотя я и принял участие в ее создании, назвать ее «свой книгой» у меня не повернется язык. Так, что все еще впереди.

То, что последние пять лет я занимаюсь исключительно книжным бизнесом – это успешная попытка сочетать приятное с полезным. И я горжусь тем, что инициировал издание и выпустил в свет книгу самого мужественного человека, которого знаю - Антона Борисова «Кандидат на выбраковку» - «повесть о настоящем человеке» образца первого десятилетия XXI века. Я благодарен земляку и своему другу Вадиму Дымову, что вместе с ним приложил голову и руки к start-up самого прогрессивного книжного оператора страны «Республика». Я рад, что вместе с депутатом Госдумы и легендой Рунета Костей Рыковым участвовал в старте самого амбициозного литературного проекта России – «Этногенез». А теперь я вместе с коллегами по «Буквоеду» строю самую крупную книжную сеть в бывшем Советском Союзе.

«Самый» - чудесное слово. Мне с ним приятно уживаться.

PM Насколько эти две сферы: журналистика и книжное дело – пересекаются в Вашей жизни? Когда в журналистике приходилось работать с книгами, когда в книжном деле необходимы журналистские навыки?

 Каюсь – забросил я журналистику. Сейчас для меня гораздо интересней товарооборот, SMART-анализ, норма прибыли, ценообразование, планирование и продвижение идей, товаров и услуг для удовлетворения нужд потребителей. Маркетинг – вот то, что меня интересует больше журналистики. Само собой, я не прекращаю писать – сейчас работаю над первым романом цикла «Чужое небо». А вот журналистика пока ждет. Хотя, не факт, что ожидание затянется надолго.

PM Как выглядит Ваш профессиональный путь в Москве? Чем он отличается от карьеры во Владивостоке?

 Есть время, когда учат тебя, есть время, когда учишь ты. Мне кажется, что в 33 года я наконец-то перешагнул рубеж «неофит – наставник». Разумеется, я продолжаю совершенствоваться, но мне уже есть, чем поделиться с тем, кто только встал на путь, где я уже истоптал пару десятков кроссовок и кед.

В Москве больше возможностей в плане масштабов. Согласитесь, делать мероприятие, которое примет вся страна, гораздо приятней, чем локальный проект. Хотя газета NEO и серия вечеринок «ПрохоЖЖий» в клубе BSB греют душу так же, как книга «Маруся» и федеральный рекорд по продажам книги Бориса Акунина «Весь мир театр» в сети «Буквоед».

Резюмирую – главное не масштаб, а количество эндорфина в голове по факту свершения.

PM Наверняка сразу трудно было отказаться от журналистской привычки отслеживать десяток СМИ -  может, выделили для себя какие-то особенности центральной журналистики?

 Не было у меня привычки отслеживать - никогда. Я читал то, что мне интересно. Сейчас каждый день покупаю газету «Комсомольская правда», так как читал ее с шести лет, а потом отдал ей полтора года жизни. «Комсомолка»  - идеальный спутник в метро. Номера как раз хватает, чтобы доехать от «Комендантского проспекта», где живу, до «Площади Ленина», рядом с которой расположен офис «Буквоеда».

Если говорить о любимом журнальном чтиве в моей системе ценностей, то первое место отдам «Русскому репортеру». На втором «Newsweek». На третьем месте был журнал «Всё ясно», но – увы – его прикрыли. Кроме того, я стараюсь ежемесячно покупать GQ, с которым я сотрудничал и где редакторствует мой добрый приятель Данила Антоновский плюс оппозиционный «Esquire».  А любимой жене я иногда покупаю «Cosmo», чтобы не скучала, пока я не дочитаю и не отдам ей тот же «Русский репортер» или «Newsweek».

Особенности? Скорее – разница. В регионах почти все СМИ активно сотрудничают с местными князьками, потому что иначе им не выжить. Вы же знаете, что основной финансовый актив региональных газет и журналов – это лояльность властей и их бюджеты, во вторую – деньги рекламодателей. У федералов тоже есть полосы с оплаченной рекламой властьимущих, но обычно это ограничивается 2-3 страницами, а на других - есть возможность пощипать партию власти и прочих паразитов, которые осложняют нашу жизнь.

PM Есть ли какие-то вешки, измерительные столбы: вот это я уже сделал, а вот этого еще нужно добиться?

 Конечно, есть. Для начала хочу построить коммунизм в отдельно взятой семье. Дальше – посмотрим… Полезу ли в политику? Не знаю. Но если полезу, то, естественно, в родном городе. Потому что, коли начинать что-то менять, то лучше это делать с дома.

Книги? Да – пишу. Спешка, как говорил покойный Игорь Тальков, хороша в охоте на блох. И я не тороплюсь. Не хочу прослыть сиюминутным автором – пусть книга пишется, когда есть желание, а не возможность.

PM Какие карьерные планы на будущее?

 Мне кажется, карьера – это слово для ограниченного пространства. Ну, стал ты генеральным директором – и что? Важно ни кто ты на визитке, куда уж существенней, кто ты есть в собственной градации оценок. У меня есть свой бизнес, где мне принадлежит половина компании – там я царь, и Бог. И что?.. Играть в игры, где все можно – скучно. Гораздо интересней начать партию в чужой игре и выйти в «дамки».

Что хочу? Мира во всем мире – честно. Как говорил Ганди – «Хочешь быть переменами в будущем, стань переменами в настоящем».

Хочу быть «переменой»…

С Евгением беседовала Ирина Пономаренко
Система Orphus

0
19 февраля 2010 в 14:42
|
Показать комментарий?
Мудрено, но интересно.
Хотя иногда от текста таким Даосизмом веет, что даже жутко становится :D
Регистрация
Забыли пароль?

Комментарии Facebook

Комментарии Вконтакте