Опрос

Активных опросов пока нет. Можно посмотреть результаты предыдущих голосований.


Форум

5 февраля 2014

«Работа в условиях форс-мажора подходит мне идеально»

Справка PM

Татьяна Иншакова

PR-директор проекта "Star Soap"

Специалист по антикризисному PR, лидер команды фрилансеров, работавшая с известными приморскими компаниями и пиар-агенствами.



Интервью из архива

Едва ли возможно добиться успеха в антикризисном пиаре, не разобравшись с кризисами внутри себя. Что помогает выдержать непрекращающийся «профессиональный» стресс? Можно ли оценить опыт в деньгах? Почему может провалиться даже самый гениальный проект? Об этом (равно как и многом другом) – наш разговор за чашкой кофе и стаканом сока в уютном баре «Чкалов».

Одиннадцать компаний за десять лет

PMТы уже зарекомендовала себя как антикризисный пиарщик «с историей», во Владивостоке за тебя говорит репутация. Так и хочется воскликнуть: «Таня, когда же ты успела, кажется, только вчера ходила в студентках!»

 Когда мы с тобой договорились о разговоре, я задумалась о своей карьере. Осознала и обрадовалась: я уже больше десяти лет работаю по специальности! Училась я в «политене», когда еще не было никакого ДВФУ. В дипломе у меня значится «специалист по связям с общественностью». 

Сразу же, на первом курсе, я поняла, что надо начинать работать. Перспектива закончить вуз, повесить диплом в рамочку и отправляться что-то продавать меня изначально не привлекала.

PMИ ты решила не откладывать на завтра то, где можно поработать сегодня?

 Именно! В 18 лет, молодая и глупая, я пошла стажером в одно из немногих – на тот момент – PR-агентств, где за полтора года доросла до менеджера. На третьем курсе наши пути разошлись. 

Это был отличный опыт: поскольку конкуренции на рынке почти не было, у агентства набралось немало крупных клиентов. Могу отметить кейс Western Union, когда мы выезжали на приграничные территории и работали с китайскими гражданами. Кроме того, запомнилось открытие завода ТУРНИФ: я держала на блестящем подносе ножницы, а Сергей Дарькин и Владимир Николаев перерезали ленточку…

PMКак говорится, иных уж нет, а те далече. То есть ты еще застала зарю владивостокского пиара? Почему же решила двигаться дальше?

 Когда ты начинаешь работу с должности в пиар-агентстве, это формирует определенное представление о специальности: разные клиенты, разные отрасли. На тот момент мне этого было достаточно. Поэтому следующим этапом стала пиар-приверженность одной компании. Я устроилась в «Центр информационно-правовых технологий», мы занимались правовым обеспечением. В первую очередь, мне было это нужно для опыта. Ведь всё, что мне предложила компания, это маленький стол и такой же статус. Со своей стороны, всё, что я могла предложить работодателям, это платить мне очень скромную зарплату. Там за два года я выросла до руководителя отдела, и мне стало скучно. Было понятно, что я уже дала этой работе всё, равно как и она мне.

Как раз в этот момент друзья предложили мне позицию в Интеллектуальном агентстве «Приоритет». Агентство это работает со «своими» клиентами, оно не нуждается в самопиаре, возможно, поэтому далеко не все о них слышали. Мы работали вместе полтора года, и я поняла, что хочу попробовать себя в большой компании, иными словами, рвусь «проехаться на танке».

PMОбычно из желающих попасть в «экипаж» такой компании-«танка» можно очереди выстраивать!

 Совершенно случайно, без всяких знакомств, я нашла объявление на Farpost’е: «крупной телекоммуникационной компании требуется руководитель службы информационно-аналитического обеспечения (сокращенно СИАО, а в народе PR-служба). Так началась в моей жизни эпоха «Дальсвязи». Без преувеличения могу сказать, что это была неповторимая школа: жизни, отношений корпоративных и человеческих… Достаточно сказать, что в «Приоритете» у меня было трое коллег, а в Приморском филиале «Дальсвязи» на тот момент трудилось более трёх тысяч человек! Первые два месяца я просто жила на работе, а коллеги стали едва ли членами моей семьи.

PMЯ обратил внимание, что слово «подчиненный» у тебя не прозвучало ни разу.

 Слова «подчиненный» или «начальник» я не слишком люблю. Мой принцип работы таков, что все люди, с которыми я работаю, для меня коллеги.

PMИ как же ты пришла к тому, что лучше всего у тебя получается работать на себя?

 Полтора года в «Дальсвязи» прошли очень быстро и безумно интересно, за что во многом спасибо Виктории Сухановой и всем коллегам-пиарщикам из дирекции и регионов, но после очередного проведенного корпоратива я осознала, что мои задачи повторяются. Мы тепло расстались друзьями, я ушла и где-то год отдыхала, а после нашла работу в достаточно крупном банке. Так получилось, что на собеседование я пришла в день рождения, и у меня не возникло даже тени сомнения в том, что меня тут же примут. Как потом рассказали коллеги, за шесть лет глава филиала, который проводил собеседование, взял сразу только двоих претендентов – второй как раз оказалась я. В банке все начиналось радужно, я даже успела слетать в командировку в Москву, где познакомилась с их пиарщиками со всей России, но… У финансового учреждения на федеральном уровне начались глобальные перемены, а вслед за этим они начались и у меня.

Я приняла решение уйти во «Владхлеб», и как раз во время своей работы там осознала, что пора работать на себя, что могу реализовываться самостоятельно. Сейчас команда, которую я собрала, уже готова к организации на новом уровне, так что, полагаю, в ближайшее время это примет конкретную форму.

PMКоллеги-журналисты, с которыми приходилось общаться на последнем Pacific Meridian, особо отмечали работу пресс-службы. Знаю, что там трудились ты и твоя команда. Как можешь охарактеризовать этот опыт?

 В команду Pacific Meridian я пришла ровно за два месяца до фестиваля. Сказать, что это мало, - ничего не сказать. Но именно тогда я окончательно поняла, что работа в таких форс-мажорных условиях - самая подходящая для меня.

Прекрасно понимаю, что к фестивалю звучало множество справедливых нареканий. Но за это я могу только болеть как человек «изнутри»: за все отвечать невозможно. В то же время всё, что относилось к работе с журналистами – как местными, так и приезжими, вся работа по аккредитациям, пресс-конференциям, интервью, весь контроль публикаций, которые продолжали появляться, когда фестиваль уже давно закончился, – всё это было организовано достойно.

PMВ чем заключается антикризисный пиар в формате кинофестиваля?

 Простой пример: журналисты собрались на пресс-конференцию с очень известным российским режиссером. Они ждут, что он вот-вот войдет в зал. А режиссер в это время по причине меняющегося графика, пробок, форс-мажоров находится в другом конце города, и я понимаю, что надо срочно что-то делать, потому что просто сказать «извините, его пока нет» невозможно. Тут уже некому звонить, разрешать такие ситуации – и есть моя работа. Когда ты работаешь в компании на постоянной основе, за тобой есть руководитель, есть многочисленные «company voice», которые могут «разрулить» сложную ситуацию. Когда ты сам себе хозяин, за все неудачи отвечаешь только ты.

PMТо есть ты, антикризисный пиарщик, - «человек, который решает проблемы»?

 Чаще всего проблемы возникают даже не из-за не эффективных решений, а из-за того, что люди боятся. Боятся брать на себя ответственность, боятся любого решения. Я действительно считаю себя антикризисным пиарщиком, и решений я не боюсь. Временами приходилось быть жесткой: «творческие люди», которыми себя считает большинство журналистов, могут позволить себе забыть, что фестиваль – это единый механизм. Мы об этом помнили постоянно: забыть не давали мобильные телефоны, которые звонили 24 часа в сутки. Можно было привязать их к ушам и ходить с двумя трубками вместо наушников: переговоры шли не прекращаясь. Зато теперь я знаю, как всё сделать наилучшим образом. Отдельное спасибо хочу сказать команде общей и коллегам моего блока. Они все уникальны и действительно болеют за то, чтобы Владивосток смог увидеть достойное, интересное кино, прикоснуться к этому огромному пласту нашей современной культуры.

PMИз нашего разговора я уже успел понять, что ты не из тех, кто держится за место руками и ногами?

 Всего за десять лет я успела задержаться в одиннадцати компаниях. Где-то один день, где-то два года. Очень много было исканий: если я чувствую, что вкладываю в работу душу, а ко мне относятся снисходительно – ухожу не задумываясь.

Работа на background

PMВ журналистской среде принято так: когда тебе надоедает работать «в полях», ты обзваниваешь друзей и знакомых – нет ли где вакансии пресс-секретаря. Считается, что работа в пресс-службе по определению спокойная и непыльная. А как у пиарщиков?

 Считаю, что у специалиста в PR должно быть представление о работе на «двух берегах»: как на «свою» компанию, так и на агентство. Я бы всем студентам порекомендовала одно: не искать хлебное место, а идти и зарабатывать себе имя и background. Сейчас у меня в команде работает пятикурсница Катя Харчишина. До кинофестиваля у нее был внушительный опыт волонтерства вплоть до Универсиады в Казани. И все равно Pacific Meridian для нее был настоящим шоком! Зато сейчас у нее колоссальное преимущество.

PMА как ты намерена реализовывать собственное преимущество?

 Сейчас мне интересно именно направление фандрайзинга. В дальнейшем хочу развивать его во Владивостоке. Это позволяет достойным проектам воплощаться в реальность, а партнерам чувствовать свою причастность к действительно полезному делу, идти в ногу со временем, заявлять о себе в новом качестве. С Димой Демиденко мы начали работать год назад – это была выставка векторной графики «Вектор жизни». Тогда я впервые столкнулась с фандрайзингом, но уже этой «встречи» хватило, чтобы понять: даже на самый гениальный проект ты не найдешь никаких партнеров и меценатов, если ты не уверен в себе и в том, что делаешь. Сейчас у нас второй этап сотрудничества – благотворительный проект StarSoap. Для Димы принципиально, что проекты помогают детям. А мне, бывает, приходится отвечать на звонки образца «молодцы, ребята, отличный способ попиариться нашли!»… Но в целом опыт говорит о том, что владивостокским компаниям фандрайзинг интересен. И по России это набирает обороты: успешно работает Российская ассоциация фандрайзеров.

PMРаз уж зашел разговор о России – как-то незаметно чуть ли не аксиомой стало утверждение: рекламщикам/пиарщикам/копирайтерам здесь делать нечего, нужно любой ценой лететь в Москву…

 Сколько я себя помню, столько и говорят, что отсюда всем талантливым и перспективным пора, что ничего здесь не выгорит. У меня двоякое мнение по этому поводу. С одной стороны, внутри жива установка «где родился, там и пригодился». С другой стороны, я прекрасно понимаю, что свои возможности человек создает сам. Скажем, у меня не было никакой «предрасположенности» к пиару, семья у меня в хорошем смысле самая простая: папа строитель, мама бухгалтер. Но уже к 20 годам у меня за плечами были серьезные проекты, реализованные здесь, во Владивостоке. А сейчас многие семнадцатилетние предельно инфантильны… К примеру, если ты хороший SEO-оптимизатор, то твое рабочее место – это твой ноутбук. Это только от тебя зависит, где он стоит – во Владивостоке, в Москве или Таиланде.

PMТо есть твое будущее однозначно связано с Владивостоком?

 Конечно, я была и в Москве, и во многих других городах. Глупо спорить с тем, что Москва – это центр: деловой, финансовый, коммуникационный. Но, честно говоря, я не понимаю, как на дорогу из дома в офис и обратно можно тратить полдня. Хотя – если завтра поступит действительно интересный заказ, я смогу сорваться с места. Не на всю жизнь, но на полгода – почему нет?! В первую очередь, это опыт! Поскольку я практикую и преподаю йогу, установка «здесь и сейчас» для меня стала принципом жизни. Здесь и сейчас я самореализуюсь во Владивостоке.

А те люди, которые добились успеха в столице, явно не бежали отсюда сломя голову – «лишь бы не Владивосток!». У них была четкая программа развития, если хотите, стратегия, которой они планомерно и следовали.

PMПод пиаром до сих пор многие понимают в первую очередь пиар политический. Между тем, даже на периферии, к которой относимся и мы, на выборах работают те же москвичи, оттирая «местных» от заказов. Как ты сама относишься к политпиару?

 На первом месте работы я услышала достаточно неожиданную на тот момент мысль: «пиар в России – дело грязное. Если бы наши партнеры, скажем, в Японии узнали о подобной нашей деятельности, они бы тут же с нами порвали». Прошло много лет, а я не могу поспорить с этим и сегодня. Думаю, что у желающих в это окунуться такая возможность есть и во Владивостоке: в конце концов, ясно, что на выборах губернатора будут работать москвичи, но есть депутаты, есть выборы местных глав, есть партийные отделения.

PMПоговорим о самообразовании? Владивосток не отстает от крупных российских городов: постоянно проходят какие-то тренинги, семинары, «круглые столы». Как ты относишься к такому виду инвестиций в себя? Почему, по-твоему, эти гуру бизнеса зарабатывают не в транснациональных компаниях, а в поездках по стране?

 Конечно, прежде всего, потому, что зарабатывать на преподавании проще. «Устал работать – иди учить»  это правило вряд ли отменят в обозримом будущем. Сегодня бизнес-тренеры фактически не отличаются от поп-звезд: у каждого свои фанаты, гастроли по стране, агентства, с которыми они постоянно работают. Может быть, когда-нибудь и я пойду в бизнес-тренеры, но пока мне интереснее «мясо». В то же время знаю людей, которые буквально фанатеют по тренингам. Не успев закончить один, они уже записываются на другой, гордятся сертификатами на стене кабинета… Но если тратить на это столько времени, когда же применять столь недешевые знания?! Поэтому я предпочитаю книги или советы специалистов, которым доверяю. К счастью, мне судьба подарила таких людей. Это честно и это бесплатно.

Пешочком к счастью 

PMЯ знаю, что ты всерьез занимаешься йогой, ты и сама уже упомянула об этом. Отсюда вопрос, может быть, немного странный: если она уже стала образом жизни, помогает ли она в твоей работе?

 Йога очень помогает, потому что наша работа – это один непрекращающийся стресс: все нужно решать на бегу, здесь и сейчас. Спасает пришедшее ко мне понимание того, что на самом деле проблем нет, а есть ситуации, которые я по каким-то причинам воспринимаю как проблемы. Между тем, этот опыт надо пропустить сквозь себя, прожить и сделать выводы. По характеру я очень эмоциональный человек, а йога помогает эти эмоции чуть-чуть отодвинуть. Бывают ситуации, когда страх накладывается на стыд, стыд – на неуверенность в себе, и получается жутковатый «бутерброд». А йога как раз учит самостабилизации: глубокий вдох – и очищаешься от всего этого.

PMТы стала счастливее?

 Когда в 2011-2012 годах я не работала и сменила хорошую зарплату на пять тысяч в месяц (это как раз пособие по безработице), я пошла на это сознательно. Я ходила на пляж летом, читала «пробуждающие» книги, практиковала йогу, ежедневно переживала инсайт и много работала над собой. Таким образом, пришла к ясности и пониманию того, кто я, чем и как я хочу заниматься. Многие говорят, что копаться в себе не надо – мало ли до чего докопаешься. Это не так! Если пешочком дойти назад до своего детства, как бы больно ни было по дороге, ты поймешь, почему ты не так счастлив, как мог бы. Поймешь и сумеешь это исправить.

PMСпасибо за беседу!

 Спасибо тебе!

С Татьяной Иншаковой беседовал Вилитари Филатов; фото - Сергей Лебедев
Система Orphus

+1
Показать комментарий?
Да, Татьяна Петровна - это СИЛИЩА!
И красавица :)
0
10 февраля 2014 в 20:10
|
Показать комментарий?
Люблю всех! Спасибо!!!!
0
11 февраля 2014 в 13:37
|
Показать комментарий?
Круто, пойти на йогу походить что ли?
0
11 февраля 2014 в 15:48
|
Показать комментарий?
С днём рождения !
Регистрация
Забыли пароль?

Комментарии Facebook

Комментарии Вконтакте